1. Home
  2. Статьи
  3. Концепт
  4. Гостевой дом в Карелии как проект с историей
Гостевой дом в Карелии как проект с историей

Гостевой дом в Карелии как проект с историей

705
0

Открытие такого объекта как гостевой дом в Карелии — вполне обыденное явление, особенно в наше время, когда туризм в российских регионах на пике развития. Но историю одного проекта в деревне Кондобережская, что на берегу залива Великая Губа Онежского озера в Республике Карелия, можно считать уникальной. Дело в том, что открытый в прошлом году гостевой дом — это столетний крестьянский дом, который реставрировался 10 лет.

Начало истории

Предприниматель Сергей Шихуцкий купил его на родине своего отца в Великой Губе у потомков крестьянина Луки Лукина.

До этого Сергей уже построил два гостевых дома в Кондобережской с нуля и успешно сдает их по сей день. На средства от сдачи гостевых домов «Крестики-Нолики» и «Белый Шоколад», по его словам, шел длительный и сложный процесс реставрации. Теперь получился целый гостевой комплекс — три объекта расположены рядом. Недавно Сергей Шихуцкий зарегистрировал название своего гостевого дома — «Жемчужина Заонежья».

Сегодня многие объекты туристической направленности строятся с дополнительным финансированием по государственным программам. В данном случае так не получилось — дом стоит на землях ИЖС, поэтому Сергей в течение десяти лет инвестировал, реставрировал и строил сам.

Как он говорит, идея восстановления старинного дома в исторических традициях возникла не только ради бизнеса. Это еще и сильное желание оставить что-то достойное и восхищающее после себя на родине — в Заонежье. Идея — двигатель, поэтому все получилось. Как шла реставрация, и каким в итоге получился дом, Сергей Шихуцкий рассказал нашему ресурсу.

Гостевой дом в Карелии и его идея

Сергей Шихуцкий

Изначально проект мной задумывался как гостевой дом. Погрузился во все это дело, представив каким красивым он получится, но, не оценив, сколько понадобится труда и денег.

Дом был в ужасном состоянии, практически разрушен. Мне все говорили — сноси его. Но в голове я уже нарисовал себе картинку, каким будет результат. Я перфекционист, поэтому сделать плохо и не доделать, или что-то на полпути бросить — это не про меня. Я делаю всегда максимально, насколько могу.

Этапы реконструкции: на пути к усадьбе

Поднятия дома — первый и самый болезненный этап, который мне пришлось пройти. Дом сгнил до восьмого венца и лежал окнами первого этажа практически на земле. Я долго искал подрядчика для выполнения работ, в итоге бригада все-таки нашлась.

Подрядчики выполнили работу, но через боль, пот, кровь и мои деньги. Они бросали работу на половине пути, требовали еще денег, бесконечно исправляли и переделывали. Это был трудоемкий опыт, но в итоге дом все-таки подняли. Признаю, что не каждый бы это сделал. Устрашающая картина: многотонный дом висит на двадцати домкратах. По аналогии с Преображенской церковью в Кижах, когда ее поднимали — в нашем случае было что-то похожее.

Заливка фундамента, поднятие дома — одни из самых сложных этапов. После этого я целый год не подходил к дому — тяжело все это далось. Мне понадобился год перерыва, и потом я продолжил реставрацию.

Всего этапов было немало. Предстояло полностью поменять крышу, обшить и встроить в этот столетний дом системы канализации, водопровод, электрику, вентиляцию.

Пришлось отшкурить все полы и стены, очистить их от грязи, перебрать потолки. Стены были либо краской покрашены, либо покрыты слоем грязи, торчал грязный мох, обнаружилось очень много сгнивших элементов. Все это надо было привести в порядок. Наверное, два лета ушло только на такие работы.  

Ставка на аутентичность

В промежутке, пока полы и потолки перебирались, а из помещений выносились песок и грязь, я занимался прокладкой коммуникаций. Невозможно держать столько лет около себя сантехника, электрика, вентиляционщика, которые будут сидеть и ждать команды, чтобы двигаться дальше. Поэтому все инженерные работы делал самостоятельно.

За это время успели сгнить новые, недавно сделанные полы. Почему? Неправильно были выполнены дренаж и вентиляция — сначала доверился некомпетентным строителям. Полы  пришлось снова разбирать и полностью переделывать.

Та же судьба постигла и вновь смонтированную деревянную кровлю: на этом доме я ничего другого представить не мог. Если делать, то максимально аутентично. Пусть кровля из дерева когда-то сгниет — переделаю снова.

Через два года крыша потекла: все-таки это дерево. В некоторых местах деревянная конструкция покосилась. И мы полностью ее разбирали. Прокладывали уже по другой технологии: раскатывали теплоизоляцию, клали материал обратно и утепляли стены. Постоянные переделки и отшлифовки — из-за этого столько времени ушло на строительные работы.

Система вентиляции с воздушным отоплением

В доме уникальная система вентиляции с воздушным отоплением. На первом этаже стоит большая печь, которая обогревает целый дом площадью 280 кв. метров по вентиляционным каналам. За воплощение этого проекта никто не брался, за исключением одного местного печника.

Я со своим проектом ездил в Санкт-Петербург и разговаривал с вентиляционщиками из крутых компаний — они сказали, что проект невыполним. Если и можно выполнить, то это будет стоить безумных денег. В итоге все отказались. Пришлось самому изучать тему вентиляции и воздушного отопления, работать над проектом и затем самостоятельно все это реализовывать. На создание системы и встраивание вентиляционных каналов ушло около двух лет. Система вшита в перекрытие — ее совсем не видно. Вентиляционных каналов тоже не видно, но весь дом отапливается и вентилируется с помощью воздушного отопления.

Это уникально не только для столетнего дома, но и вообще для любого домостроения. Воздушное отопление от большой русской печи. Не думаю, что кто-то ранее делал нечто подобное.

Гостевой дом в Карелии и его цена

Я не стал считать. До этого я уже построил два гостевых дома. Первый дом строил четыре года. Времени и денег не хватало. Я совмещал строительство с работой, в результате получился простенький дом. 

Затраты на второй дом тоже не записывал — знаю лишь примерные суммы. Почему? Я уже понял, что это бессмысленно. Денег здесь утонет море, зачем расстраиваться?

В третий дом вложено несколько десятков миллионов. С учетом того, что труд там практически весь мой. Помощники и подрядчики привлекались на тяжёлые работы. Всем им очень благодарен. Хотя порой и давалось мне это сотрудничество тяжело — даже не с точки зрения денег, а морально. Но в целом это мой труд и труд моей семьи — жены и детей.

Инфраструктура и дизайн гостевого дома

Дизайн дома и всех помещений придуман мной. Все эти десять лет он постепенно вырисовывался в моей голове. Помогла насмотренность благодаря программе Pinterest. Во время отдыха от стройки все эти годы я листал картинки, откладывал в папку понравившиеся идеи. Интерьеры до конца еще не оформлены, процесс продолжается.

Как говорится в известной поговорке, первый дом построй на продажу, второй — подари тёще, а уже третий строй для себя. Это третий мой дом, который я осознанно делал так, как хочу сам.

Получился карельский столетний мини бутик-отель. В доме пять гостевых комнат — в них могут проживать от двух до четырех человек. Мне больше всего понравился стиль альпийского шале.

Хотелось воплотить его в своем проекте. Все мои гостевые дома абсолютно не похожи друг на друга. Повторять и делать массово — неинтересно.

Проект для души

Мое истинное желание — сделать для души, реализовать в этом доме себя, чем «нашлепать» домиков. За потраченные время и деньги я бы уже в первые два года поставил на этом месте три или четыре простых гостевых дома — и они бы уже давно работали. Неинтересно.

Я понимаю, что бизнес так не делается. Но для меня в первую очередь мой проект — это не бизнес, а самореализация и творческий порыв.

Помимо гостевых комнат в доме есть зоны отдыха с диванчиками. Есть балкон, где можно посидеть с чашечкой кофе. На первом этаже находится большая трапезная с печью, где мы подаем гостям блюда домашней карельской кухни.

Если говорить о предоставляемых услугах, то у нас есть аренда катера с моторами, снегоходов, мотособак. Гости могут отдохнуть на шезлонгах, в гриль-домике, на территории имеются две бани.

Введение в эксплуатацию и туристы

Мы работаем с осени прошлого года. Дом принимает гостей. На тот момент все еще оставались недоработки. Но я решил: если сейчас не открою гостевой дом, то теряю еще год. Открытие прошло успешно. Гости, которые приезжали первые два-три месяца, частично жили на стройке. Параллельно производились доработки.

Люди отдыхают, и тут же я хожу, прибиваю плинтуса, врезаю замки, что-то делаю по электрике. икто из гостей на это не обращал внимания. Мы слышали только восторженные отзывы. Гости говорили: «Наличники на двери не прибиты, но мы этого не замечаем».

Наверное, еще полгода небольших доработок, и можно с уверенностью сказать — все готово.

Гостевой дом в Карелии и территория вокруг

Территорию вокруг дома в дальнейшем будем облагораживать. Сейчас планирую запустить кузницу, чтобы радовать гостей: показывать, как можно выковать гвоздь и другие детали.

Осенью мы столкнулись с одной проблемой. Гости собирали грибы, которые надо было быстро перерабатывать. Поэтому в скором времени на улице буду строить крытый комплекс. Там гости смогут чистить, варить грибы и ягоды, а также готовить рыбу. Будет удобно все это делать в закрытой беседке. Да и в самом доме будет свободнее и чище!

Потомки Лукина и родословная дома

Не знаю, видели или нет потомки Лукина результат работы, хотя СМИ в Карелии неоднократно писали обо мне и доме. Но никто из родственников со мной не связывался — не знаю, интересна ли им эта тема.

Мы запрашивали у потомков Луки Лукина родословную, и они нам ее предоставили. Там был один интересный факт:

«В 2014 году разрушающийся семейный дом в Кондобережской был продан. Новый хозяин снес строение и на его месте построил новый дом». Вероятно, они были уверены, что я поступлю именно так.

В дальнейшем планирую сделать родословную этого дома. Уже почти все готово, есть отпечатанные фотографии. Надо оформить на стенах фотоколлаж: фотографии с описаниями истории дома с момента его постройки, со времен Великой Отечественной войны и далее.  Если потомки Лукина приедут, буду счастлив — все им покажу и расскажу.