1. Home
  2. Интервью
  3. Алексей Кутчер: «Иногда номер продавался до 4 раз в день»
Алексей Кутчер: «Иногда номер продавался до 4 раз в день»

Алексей Кутчер: «Иногда номер продавался до 4 раз в день»

95
0

Любое его выступление на мероприятии для тех, кто представляет отельный бизнес – хит программы. По жанру оно больше напоминает модный ныне stand up. Но с цифрами, фактами, финансовыми выкладками, лексикой иногда на грани фола. И фразами типа: «Существуют девушки, у которых низкая социальная ответственность, зато платежеспособность высокая». Это в официальной части…

В неофициальной наш сегодняшний собеседник — душа компании и непревзойденный вокалист. Если есть караоке и коллеги упросили спеть Du Hast культовой рок-группы Rummstein. Правда, когда мы разговаривали, в июле нынешнего года, зажигать Алексею Кутчеру (а речь именно о нем) было некогда.

В тот момент он с головой ушел в стройку нового объекта в Карачаево-Черкесии. Да, поменял бурлящий Сочи, с отелями которого долгие годы ассоциировался, на пока умиротворяющий Архыз. Но такова жизнь, порой напоминающая одно большое, увлекательное путешествие. Полное приключений, испытаний, соблазнов и крутых поворотов. Один из них, кстати, Алексей совершил буквально на днях, 1 октября официально став коммерческим директором управляющей компании UNDERSUN. И хорошо, что еще летом мы успели с ним о многом поболтать, как старые знакомые (на «ты»). А начали с воспоминаний о вояже, на который он, тогда совсем мальчишка, отважился в середине 90-х, уехав из родного для него Кемерово…

Европа, финансовая академия и искушение

— Алексей Александрович, расскажи, что в свое время подтолкнуло тебя к решению отправиться в ФРГ?

— Я уезжал из Сибири в Германию сразу после 11 класса, не в поисках лучшей доли, а к родителям и родственникам. Они на тот момент уже несколько лет жили во Франкфурте-на-Майне. 

Мама по образованию у меня гинеколог, а отец — инженер-пиротехник, занятый на производстве динамита. Люди серьезные. Они и отправили меня в местный ВУЗ — Школу Финансов и Менеджмента. Это сейчас я считаю, что родители не должны диктовать ребенку, какую профессию ему выбирать, а в то время даже не спорил. И как любой студент, не желающий сидеть у родных на шее, стал искать себе работу. В результате в 1999 году оказался в отеле Kempinski Hotel Frankfurt Gravenbruch. Нашими гостями были в основном те, кто передвигается по миру первым классом и кого принято обслуживать по протоколу, включая депутатов Европарламента. Сам отель располагался в городе Кенигштайн (земля Гессен, район Таунус) на вилле банкира Вильгельма Карла Ротшильда. Она строилась с 1888 по 1894 год. К слову, там в свое время готовили дворецких, которые после обучения получали лицензию для работы, в частности, на бизнес-джетах, круизных лайнерах и яхтах. Я в нее поступил, но не закончил. В отличие от упомянутого ВУЗа, вручившего мне соответствующий диплом. С ним меня приняли на службу в Commerzbank (на тот момент третий по величине и значимости банковский концерн в стране). Однако труд канцелярской крысы мне наскучил уже спустя три месяца. А потому вернулся в ставший родным отель Kempinski, где присоединился к команде службы F&B. В ней, кстати, за каждым «участком» был закреплен даже отдельный сотрудник — был официант по хлебу, официант по напиткам и т.д. Помню, мы тогда их называли «пингвины», поскольку они носили униформу соответствующих цветов да и передвигались многие из них, словно эти нелетающие морские птицы, переваливаясь с ноги на ногу. И неудивительно, учитывая возраст (некоторым коллегам, трудившимся едва ли не полжизни официантами, уже тогда было хорошо за пятьдесят). Между прочим, они не стремились уходить на пенсию. Вот когда я впервые вспомнил времена царской России, где профессия официанта нередко передавалась по наследству. И никто в ту пору не думал, что пишет историю страны. В таком замечательном окружении и проходили трудовые будни.

А однажды произошло событие, повлиявшее на мою жизнь. Во Франкфурте ежегодно проходит Internationale Automobil-Ausstellung — крупнейшая международная автомобильная выставка в Европе. Естественно, в нашем отеле останавливались топ-менеджеры всех известных мировых автоконцернов и статусные гости из России. Купюры с изображением Франклина активно переходили из рук в руки. Тогда подобное было в порядке вещей. В общем, соотечественники меня заметили, рассказали о новом проекте (бизнес-центре). А еще о том, что хотят там обеспечить сервис на уровне Kempinski Hotel Frankfurt Gravenbruch. Потом сделали предложение из разряда тех, от которых не отказываются. Тем более, мне молодому, неженатому, без собственной семьи нечего было терять. Как известно, в Германии серьезная налоговая система (шесть разных классов). У меня высчитывали порядка 55% дохода. Кроме того, нужно было оплачивать мобильную связь, коммунальные услуги и т.д. Это яркая иллюстрация пословицы «Хорошо там, где нас нет» и повод задуматься тем, кто недоволен налогами в России.  

Словом, взвесив все «за» и «против» я с легким сердцем в 2008-ом году отправился обратно на Родину.

Три дороги, Сочи и кошмар бухгалтерии

Надо сказать, что Саратов, а именно в нем я поначалу оказался, да и весь этот регион — место, где тестируют все новые российские проекты и идеи. В общем, работать было интересно. А за несколько лет до этого стало известно: Сочи выдвинут в качестве города-кандидата на проведение Зимних Олимпийских Игр-2014. Да и момент настал, снова что-то поменять в жизни. И я опять встал перед выбором: меня приглашали в Новосибирск, где отстраивалось немецкое посольство, в Москву и Сочи. Последний вариант больше грел душу. Хотя мне, заместителю директора компании в Саратове, предлагали должность… официанта, пусть и в RODINA Grand Hotel & SPA. Он до сих пор считается самым дорогим на южном побережье. Когда я предпочел такой путь, мне многие друзья и знакомые говорили: «Ты сошел с ума! С твоим опытом, с занимаемой должности, ехать в город, который совсем не знаешь, да еще официантом!». И все же снова послушал себя и переехал. Как выяснилось позже, не прогадал. Честно признаться, мы даже за зарплатой не ходили. Бухгалтерия звонила и уговаривала: «Сволочи, вы хоть загляните к нам, чтобы закрыть ведомости!». Так продолжалось до тех пор, пока не поставили банкоматы и не выдали банковские карты, на которые перечисляли деньги.

Не менее ценно то, что это была очень хорошая профессиональная школа. Тем более, отель открывали и управляли им тогда европейцы. Потом в моей биографии появился Гранд Отель Поляна. Одним словом, Германия осталась в прошлом. Хотя, не скрою, благодарен этой стране, ведь немецкое образование дало мне системный подход к жизни, финансовую грамотность. Плюс узнал, как правильно сделать карьеру. Там же получил главные теоретические знания в менеджменте. А на практике, в отеле Kempinski Hotel Frankfurt Gravenbruch, глядя на происходящее, одновременно изнутри и со стороны, постигал принципы выстраивания эффективных процессов. Помню, как однажды к нашему генеральному менеджеру подошел директор ресторанной службы с вопросом, как ему по протоколу принять гостей. А в ответ услышал тихое и вежливое: «Зачем ты тогда нужен, если спрашиваешь подобные вещи? Тебя же приглашали, как профессионала».

Именно с тех времен всегда придерживаюсь принципа: найди настоящего спеца в своем деле, пригласи его, обеспечь условия и не мешай работать.

Продолжение следует

Оставьте Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.